Елена Фомичева проснулась счастливой, бодрой, почти радостной, хотя поводов для радости почти не было. Но счастье это не изобилие материальных благ, а состояние души довольной тем, что имеет. Счастье, это когда ценятся те ценности которые есть, и благодарны тем благам которые даны нам Творцом.
Ленина бабушка, Клавдия Алексеевна, как всегда встала ни свет ни заря и хлопотала на кухне. Не обошлось без мелочных наездов. Лене назидательнейшим тоном было рекомендовано правильно чистить зубы, громко и четко молиться перед едой, следить за осанкой во время еды… Лена переносила бабкины придирки с необычайным смирением, почти без ропота, и раздражения. Отчего? Просто привыкла и просто любила свою бабушку. Она у Лены одна и осталась. Клавдия Алексеевна, дочь сельского священника, пережила репрессии 30 годов, войну, раннее вдовство. Хлебнула трудностей через край. Тяжелая жизнь закалила характер, и оставила отпечаток суровости. В тоже время за доброту и чуткость Клавдию Алексеевну любили и ценили многие. Ленины одноклассники и нянечки и воспитатели в детсаду, где работала Лена, так и говорили про ее бабушку − «суровая, но добрая!»
Клавдия Алексеевна по настоящему любила Лену. А Лена — бабушку. Их связывало красивое, счастливое интересное прошлое, было о чем вспомнить! Но все-таки это была иррациональная любовь. Три многих своих недостатках Клавдия Алексеевна жила по евангельски «возлюби ближнего своего как себя». Иногда казалось, что ближних она любила даже чуточку больше чем себя. Недостатков и грехов у бабушки хватало, впрочем как у любой бабушки. Было главное способность сострадать, помогать, любить. И не только самых ближних. Этот уклад жизни бабушка унаследовала из дореволюционной России, из своей семьи. Лена заразилась этой любовью в семье и по другому не смогла бы уже жить. Жить только для себя любимой, а НЕ для ближних, для семьи, для Родины. Но сегодня, сейчас большинство бывших советских граждан добровольно выбрали формулу «жить для себя, не думая о ближних». На дворе октябрь 93 года, разгар шоковой терапии. Эпоха добрых и беззубых советских романтиков стремительно уходит в небытие. Коллективизм сменяется прагматизмом люди меняются на глазах. Но меняются не все. Лена и ее бабушка останутся такими молодыми душой на всю жизнь. Впрочем такие люди, как Лена с бабушкой, не такая уж и редкость. Их просто, как правило, не замечают. Прожить бы Лене тихой, честной и обыкновенной женщиной… Рано остаться вдовой, как и ее бабушка. Только что случиться с нами знает один Бог.
Завтрак был спартанский, бабушкиной пенсии плюс лениной зарплаты нянечки в детском саду не хватало на полноценную еду каждый день. В добавок и зарплату и пенсию в маленьком городке за Уралом задерживали. Но безденежье не повод для уныния. Проблемы у этой маленькой семьи были куда посерьезнее. Рухнул Советский Союз, похоронив с собою не только надежды на сытую обывательскую жизнь, но на элементарный государственный порядок. Это был не экономический, а духовный и культурный кризис. Атеисты в третьем поколении потеряли понятие Родины и Веры, заменив их понятием сытого брюха и успеха в «ловле бумажных бабочек». Неспособный к упорному труду и лишениям народ, зверел на глазах, ища вокруг виновника всех трудностей. Вспыхнувшие национальные конфликты и бандитизм делали жизнь еще более злой и жестокой. Коммунисты-управленцы на которых списывали все беды и просчеты во время перестройки, сменились олигархами и ворами в законе, которые уже не обещали ничего, кроме всеобщего обнищания. Деградировала государственность, затем экономика, затем народ. Кто то скажет не так, а наоборот. Для Лены это уже бессмысленный диалектический спор типа того: быт определяет сознание или сознание быт.
Отец Лены, Игорь Матвеевич Фомичев, полковник внутренних войск погиб честно выполняя свой долг где-то в Карабахе или Нахичевани. До этого Афганистан прошел, три ранения и пять наград. Мама у Лены умерла когда она закончила восьмой класс. Отец тогда не смог приехать на похороны жены. А когда погиб отец, то даже гроб не привезли, похоронили на месте боевых действий.
Расстрел Белого дома, произошедший на днях, совсем уж похоронил надежду на какой то более менее твердый и справедливый государственный порядок. Теперь Лена очень боялась за своего жениха Андрея, курсанта военного училища. Андрей прямо говорил, что их, молодых десантников, наверняка пошлют туда же, где погиб ее отец. Лена знала, все это правда и очень жестокая правда.
По ночам бабушка молилась одна на кухне. Одна потому, что не хотела расстраивать Лену. — Господи, дай Елене счастья, живого мужа и детей!- Лена, делая вид что спит, молилась вместе с ней.
После завтрака следовали дальнейшие инструкции бабушки в императивном тоне.
Бабушка была недовольна, что Лена собралась отдохнуть со своими школьными друзьями. По ее мнению надо было поехать готовить дачу к зиме и варить варенье. Варенья вопреки сахара было наготовлено уже немало, дача тоже была готова к зиме. Бабушка сама не очень то могла сегодня ехать на дачу, куча других дел. К тому Лена ехала не на обычный пикник, а почти что в научную экспедицию. Отпустить Лену в «экспедицию» Клавдию Алексеевну лично просил сам Андрей во время последнего телефонного разговора. Это несказанно удивило бдительную бабушку. Как показали дальнейшие события не напрасно.
-Леночка, веди себя скромно. Не разговаривай лишний раз с незнакомыми людьми без надобности. Ты девушка, у тебя есть Андрей и ты должна особенно беречь себя от посторонних глаз. Помни невинная информация рассказанная о себе в кругу малознакомых людей, случайное знакомство могут обернуться такой трагедией! Сколько случаев знаю. Я пережила времена доносов и арестов и помню, как длинный язык губил людей.-
Это был «привет мз тридцать седьмого». К таким фобиям Лена привыкла. Бабушка поучая, пророчествовала, а Лена внимательно слушала не принимая близко к сердцу…
-Бабуля, называй меня Алена, как папа!- у Лены почему то было приподнятое настроение -И мама так звала, когда особенно ласкова была… Ну почему ты меня так не называешь?-
-Ладно, Алена, так Алена. Иди, благословлю тебя на дорогу.- бабушка улыбнулась, наконец то. -Только имей ввиду, отдых отдыхом, всякая ваша там наука, а квартиру убирать тебе. Так что, дорогая Аленушка, возвращайся пораньше! И вот что мне отвечать, если из детсада будут звонить?-
-Завтра буду на работе. А если вдруг очень надо то и ночью отдежурю.-
-Ты не очень то обещай! Не железная! Береги себя Лена! Прости, будь твоему Аленушка! Будь внимательна и аккуратна. Тревожно мне за тебя с ребятами как-то!-
Лена кротко выслушивала Клавдию Алексеевну, умоляюще поглядывая на часы. Всему приходит конец, наставления закончились, бабушка перекрестила внучку и Лена, подхватив собранный заранее рюкзачок, побежала к железнодорожной станции.