Поняв, что Олег и Лена пропали в «бермудском треугольнике», Ольга запричитала и заплакала так как умели голосить женщины в былые года. Миша ее успокаивал, как мог. Минут через двадцать, когда они чуточку пришли в себя, заметили цыганку стоявшую на дорожке ведущей к роднику.
-Отдай нам наших друзей, умоляю! Мы сделаем всё, чтобы вам угодить, только пусть они вернуться!- с такими словами Ольга бросилась на цыганку. Та лишь молча побежала от неё.
Цыганку они не догнали. И куда она подевалась, тоже было не понятно. Лес здесь был не таким густым, чтобы можно было прятаться. Девушка целенаправленно привела их прямо к роднику.
Около родника Ольга почувствовала себя нехорошо. Знобило и резко поднялась температура.
-Роднулечка, ты облучилась, наверное. Ложись быстрее в ручей, так Олег учил. Да и я сам от бабушек слышал.-
Проточная вода помогла. Но когда вернулись в палатку, обнаружили, что исчезли многие вещи Олега и записи.
-Как же им помочь?!! Где они?!? Живы?!! Уж лучше бы со мной случилось! — причитала Оля уткнувшись в плечо мужа.
-Перестань, Ольга! Мы скоро родителями станем. И ты уже не можешь так говорить. Ты должна жить ради семьи. Прости дурака, что поехал с беременной женой облучаться и рисковать жизнью твоей и сына.-
Оля отрицательно мотнула головой. -Нет! Ты хотел остаться со мной наедине. Вот и остались. Счастлив? Надо было им все уши прожужжать, за руки их из пещеры вытаскивать. Друзья же лучшие! Вспомни, сколько Олег нам добра сделал!-
Все это сказано было без укора в адрес Миши. Ольга просто очень сожалела о случившемся. Старалась не думать о последствиях, а голову лезли страшные предположения. Увидят ли они живых Олега и Лену.
Пристыженный Миша молчал…
Была одна песня у Евгения Мартынова, которую Миша с Олей очень любили, а вот исполняли только в кругу близких. Называлась она, кажется, «Васильковые глаза».
-Не серёжками из злата-серебра,
Не нарядами, не шалью с кружевами,
Красотой приворожила ты меня
И своими васильковыми глазами…-
Дело в том, что у Ольги были как раз такие глаза. Очень выразительные с просинью. Добрые, доверчивые. И слушатели сразу понимали, за что Миша полюбил Олю.
На самом деле это был только стартовый капитал в их любви. По одежке встречают… Миша любил Олю прежде всего за то, что могла она мгла быть такой чуткой и внимательной, могла дарить любовь и заботу не требуя взамен. Могла быть чуткой не только к нему, а вообще человечной по натуре.
-Родная Оля, ты просто святая!-
-Лучше скажи, Мишенька, что же делать будем? Как вернуть их! Ну почему я Олегу всего не сказала!-
-Пока ждать. Только разберём палатку и от дольмена отойдем подальше.-
-Я буду молиться за них.-
-Правильно, ты с Ленкой в храм ходишь? Олег тоже верующий. Вот и молись за них. Больше мы ничем помочь не можем.- подумав, сказал Михаил. Он отлично знал, что его Оля и Леной умеют любить и не только мужчин, не только близких. Умеют помогать бескорыстно, ценить дружбу. Как и Олег, много помогавший их семье. Михаил порой завидовал людям умевшим вот так пассионарно, по русски сказать, не думая о себе. Михаил думал сейчас о том что же он скажет родителям Олега, Клавдии Алексеевне и Андрею. Он как то быстро смирился с утратой. А добрая Оля гладила его рукой по голове.
Однажды проснувшись Оля принялась рассказала мужу о своих дежавью, но он не воспринял всерьез. Даже не дослушал.
-Главное убедить Олю, что бы она про свои видения милиции ничего не говорила. А то невесть что подумают.- думал Михаил не глядя в глаза жене. -А ведь всё-таки гад я! Вдруг у ментов есть возможность их вернуть. Нет не поверят. Никто не поверит!-
Вслух он сказал одно -Оля, если это повториться, давай не будем идти туда. Их не спасем. Сами погибнем.-
-Согласна.- ответила верная жена, вспомнив слова отца Максима «сама туда не ходи».
-Ваши вернуться!- цыганка незаметно подошла к ним сзади. В протянутых руках она держала наушники. -Хотите говорить с вашими, наденьте наушники.-
-Это ты украла записи?- прямо спросила Оля.
-Олег придет сама спросишь! А сейчас одевайте наушники.-
Миша с Олей надели наушники. И тут на полянку заявились те самые хулиганы из дежавю. Не много ни мало восемь человек. -Водка есть, артисты?!? А ну быро давайте! Это ты что ли, водила с Нижнего Тагила, свою так голосить заставил?-
Это был наихудший вариант. Хулиганы явно знали Михаила и не уважали. Значит издеваться будут. Если дело дойдёт до милиции тоже ничего хорошего не светило. С учётом исчезновения Олега с Леной вообще труба.
Цыганка проворно выскочила вперёд. В руке она дерзала обычную деревянную палку.
-Не трогайте их ребята! У нас только вино!-
-Ах ты…- посыпались угрозы. Цыган в Покровском не особо жаловали.
Цыганка держалась очень смиренно, даже чересчур. Ольга молилась. Не помогло. Парни разом набросились на нее. И тут же оказались на земле. Только двое, самых миролюбивых, продолжали стоять.
Оля закричала диким голосом -Остановитесь! Будьте людьми! Если бы с вашей сестрой так!- И бросилась на помощь цыганке.
Их не били. Но очевидно готовились. Хулиганы не могли понять отчего они все разом упали. Наверное это их напрягало и отрезвляло одновременно. Начали заводить Мишу.
Оля услышала через наушники спокойный женский голос -Отойди Оля! Тебе нельзя. Будет излучение! Пока ты рядом с Викой ты будешь ей сильно мешать.- Потом сбивчивый голос Лены умолявший её отойти назад и во всем слушаться Машу (очевидно первый голос) и Вику.
Оля как полоумная просила хулиганов ради всего святого оставить их в покое обещала отдать бутылку и деньги. Враг был непреклонен. Оля наконец послушалась и отступила к дольмену.
Один из парней достал пистолет. Потом все разом кинулись на Мишу и Вику. Цыганка щелкнула пальцами. Пистолет разорвало. Все патроны взорвались разом, но в каком то замедленном темпе. Одна пулька даже попала в ногу Оле.
Хотя с головы Миши сбили наушники, но всё-таки они работали. Сам не зная как, он ударами в коленную чашечку сбил с ног двух верзил. Сам при этом ушёл от их ударов. Третий сбил таки Мишу с ног, но почему то не начал добивать его. Вика махая палкой, спокойно выдержала поединок с четырьмя противниками. Один из лежащих попытался схватить цыганку за ногу, но та мастерски ушла от атаки. И перешла в словесное наступление. -Если вы попытаетесь нас убить, то вас заметят. А мы хотим мира.-
Оля хотела опять бежать на помощь Мише, но упругая воздушная волна не дала ей двинуться.
Здоровяк, сбивший Мишу, выхватил пистолет, но выстрелить так и не смог. Сплошные осечки.
Тут из дольмена «вышли» три крепыша цыгана с автоматами. Оля, которая стояла совсем рядом от входа, видела что это не люди, а голограммы. Призраки не целясь дали короткие очереди по кустам. Эффект выстрелов был таким реалистичным, что Мишу, успевшего вскочить на ноги, парализовало от страха. (На самом то деле виной всему были излучения.) Оля опять завопила что есть мочи.
-Оля беги принеси бутылку. Разве это вино! Из-за этой то гадости люди убивать готовы.- скомандовала цыганка. Наушники повторили просьбу.
Ольга стрелой бросилась за бутылкой. Когда вернулась парни судорожно дышали, как то неестественно вздрагивая. Сопротивление было сломлено вчистую. У нее даже мелькнула мысль, что теперь бутылку можно не отдавать, а то муж рассердится. А Миша почему то стоял как вкопанный. Парни судорожно дышали сидя на земле, как то неестественно вздрагивая.
-Отдавай. Тебе и мужу лучше будет!- сказали наушники.
Ольга несмело передала бутылку самому спокойному из парней.
-Вы не обижайтесь, идите с миром. А я попрошу что бы у вас не было проблем. Ребята ну не надо… Давайте жить дружно!- Эти слова Оля произнесла от чистого сердца, без желания устрашить. Но именно они произвели наибольший эффект.
Голос из наушников весело рассмеялся. И Вика улыбнулась. -Да, ребята не ищите больше встречи с нами, если не хотите проблем.-
В подтверждении её слов из дольмена выглянула хмурая голограмма со стволом.
Хулиганы виновато поднялись. Собрали стрелянные гильзы. Присмиревшие, они заковыляли по направлению к железнодорожной станции. Цыганка посоветовала им натереть ноги и места ударов фенологом, подняла руку и долго держала, словно указывая на удаляющихся ребят.
-Отойди подальше. Я их подсвечиваю. Тебе опасно.-
-Я не понимаю…-
-Иди к Мише. Пожалуйста!-
Ольга послушно подошла к мужу. Миша так и стоял «как вкопанный» и Оля опять не на шутку перепугалась. Помогла ему сесть на обрубок бревна, заботливо протерла лицо мокрой тряпочкой.
-Меня парализовало. Но сейчас уже лучше.-
-Давайте знакомится. Поговорим.- цыганка подняла и протянула Мише наушники. Молодожены вдвоем уместились на бревнышке. Цыганка опустилась напротив них, прямо на земле. И общение началось.